FRPG: TEN YEARS.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG: TEN YEARS. » Байки из склепа » Пост недели.


Пост недели.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Здравствуй-здравствуйте! Заходите, располагайтесь! Рады вас видеть! Итак, только здесь и сейчас вы узнаете кто же написал лучший пост за неделю! В этой номинации участвуют все наши игроки, но лишь один из написанных постов выбирается лучшим! Ну что же, болеем, переживаем и радуемся за тех, кто попал в этот список!

0

2

29.10.2012 - 04.11.2012

Сутки прошли в поисках. Бессонные ночи, строка google, в которой девушка постоянно забивала новые и новые данные. Сотни просмотренных страничек, ещё большее количество прочитанных текстов и разобранного материала.
Из недавнего разговора с редактором, Соня получила негласное разрешение на визит в архив. Однако с этим девушка решила подождать.
Керролл сделала последний глоток из большой керамической чашки, скривившись горькому осадку растворимого кофе и всё-таки решилась сделать ещё одну порцию. Сон ей был сейчас не нужен. Проходя мимо единственного не занавешенного окна, взгляд Сони мельком упал на улицу и внимание девушки резко переключилось на странную фигуру, мирно стоящую около её почтового ящика. Журналистка заметила, как незнакомец поднял красный флажок, как бы давая знать, что девушку ждало послание, а затем обернулся и посмотрел прямо на Керролл.
Когда мужчина кивнул, Соня механически ответила. А когда она вышла на улицу, то того и след простыл.
Через пару минут девушка вновь сидела перед своим ноутбуком и рассматривала открытку с адресом, которую обнаружила в почтовом ящике.
- Олд-Салем, улица Старый Холм, дом "Проклятие Эмили", - прочитала Соня.
И тут же из-под горы макулатуры была добыта карта города, которую журналистка купила при приезде. Дополнительно порывшись в сканах газетных вырезок из интернета, Керрол утвердилась в своей догадке. Её кто-то зазывал в самый эпицентр того, что могло явиться причиной всех странностей этого города. Практически главная достопримечательность!
- Даже если не первопричина, - размышляла вслух Соня, вертя открытку в пальцах, - то точно первое из мест, где нужно начать поиски...
Здравый смысл заставил девушку отправить нескольким надежным знакомым свои координаты и краткое сообщение того, куда и зачем она направлялась. Это было главным правилом Керролл - быть готовой к тому, что ей понадобится помощь. Если она не откликнется через какой-то промежуток времени, то за ней обязательно приедут, либо дадут знать тем, кто знал, что делать в таких случаях.
А дальше... дальше Соня быстро приняла душ, привела себя в порядок и, собрав самое нужное в небольшую сумку, вышла из съёмного дома, крепко сжимая в кармане лёгкой куртки открытку с печально известным адресом.

Соня Кэрролл

0

3

05.11.2012 - 11.11.2012

Пока Соня закрывала дверь, снимала обувь и проходила в гостиную, Лиз задумчиво смотрела на телевизор. Этот мультфильм она не смотрела и при жизни, а после смерти желание посмотреть его не возникло. Именно поэтому девочка пожалела, что вообще включила телевизор. Перевела взгляд на стену и слабо улыбнулась. Лэй не взял с собой и эту картину, которая когда-то ей понравилась. На картине был нарисован букет ромашек.
Когда мисс Кэрролл все же присела на диван, тогда Лиз вновь и посмотрела на эту девушку. Наверное, они могли бы быть ровесницами, останься она в живых. Вот только сама Лиз давно была мертва, а эта девушка - жива, что определенно не добавляло мисс Кэрролл положительных качеств. Скорее наоборот. Лиз все же завидовала живым. У них есть то, что она сама не получала.
На первый вопрос девушки, Элизабет Ричардс даже не подумала ответить. Во-первых, не захотела. Во-вторых, солгать все равно не смогла бы. В-третьих, Соня на тот момент еще не села на диван. Поэтому Лиз и решила, что вполне может не отвечать на поставленный вопрос о переезде.
- Меня зовут Лиз, - ответила девочка на вопрос. - Что вы здесь делаете? Почему именно сюда пришли? Если вы хотите поговорить со взрослыми, то их пока нет и я не знаю когда они вернуться.

Элизабет Ричардс

0

4

12.11.2012 - 18.11.2012

- Чаппи! - сквозь зубы прошипел Том, пытаясь вырвать из пасти пса свой рукав. Парень пытался заказать себе пиццу на обед, так как холодильник внезапно оказался совсем пуст, но у собаки были свои планы, он старательно пытался затащить хозяина в ванную. Этот пес очень любил мыться, только Том сыть его совсем не любил, потому что мытье - это единственная вещь, которую Чаппи не умел делать нормально. К концу процедуры мокрыми с ног до головы были и пес, и хозяин.
- Я помою тебя завтра, пошел вон! - парень наконец-то отмазнулся от назойливого пса и подхватился ответить диспетчеру в трубке телефона о верности указанного адреса и заказа, - да-да-да, именно так. Спасибо, я буду ждать.
Трубка легла на свое место, и собака радостно гавкнула на весь дом, активно завиляв хвостом. У Тома заложило уши, он устало посмотрел на телодвижения пса.
- Хорошо, вечером. Я помою тебя вечером. А пиццу, между прочим, ты тоже есть будешь. - ответом ему было все тоже виляние. Конечно, пес он умный и обученный, но вряд ли слова "завтра" и "вечером" имели для Чаппи какое-то значение. Том недовольно цокнул языком и просто повернул колеса вперед, выежзая из своей спальни в гостиную. Приходилось делать вид, что он не замечает плетущегося сзади пса. Еще бы затычки для ушей, и все было бы замечательно. Ведь парень прекрасно понимал, что пока он не исполнит страстное желание Чаппи искупаться, тот не оставит его в покое ни на минуту.
- Ты обслюнявил мой рукав, - возмутился Том, тряхнув рукой. Это очень неприятно, когда во время движения по руке трется мокрая ткань. Мало того, что неприятно, так эта зараза еще и здорово отвлекает на себя внимание. И вот результат - он чуть было не зацепился за угол дивана.
Скорей бы уже привезли пиццу, тогда можно будет отвлечь собаку на время еды и посмотреть какую-нибудь ерунду по телевизору без лишних визгов. А пока даже не стоило что-либо начинать. Том остановился прямо там возле дивана и, опершись о подлокотник, принялся крутить между пальцами челку, глядя на сидящего у ног пса, отчаянно ждущего благосклонности хозяина. Молчаливое прожигание взглядом продлилось минут пять и прервалось очереднвм оглушительным "гав".
- О, господи... - закатив глаза, Том откинул голову назад. Его мучал один вопрос, что лучше сделать: дождаться-таки ланча и утолить свой голод, убить пса или пойти и помыть его прямо сейчас. Мысли прервал звонок в дверь. Парень встрепенулся и торопливо развернул коляску к входной двери. Неужели так быстро пришло его спасение? Подкатив, он приоткрыл дверь на расстояние примерно равное его предплечью. Так было удобно. Коляска была повернута боком к гостю и сама собой мешала более широкому открытию, и если бы парень надумал впустить этого гостя в дом, ему надо было бы лишь отпустить ручку и повернуть коляску на каких-то пару сантиметров.
На пороге же оказалась вовсе не пицца, а яркая молодая девица. Том удивленно поднял глаза на ее лицо в обрамлении рыжих волос.
- Здрасте... - протянул он, ожидая от девушки объяснения, что привело ее в его дом.

Томас МакДауэлл

0

5

19.11.2012 - 25.11.2012

Все возможные варианты пришедшие на ум в те доли секунды, прежде чем рыжая девушка начала говорить, оказались не просто несостоятельными, а разлетелись в пух и прах, как от ядерной бомбы. Что несет эта девушка, что она несет? Нет, постойте, подождите, отмотайте назад, Том не может уловить столько информации, поданной в такой скоробегущей форме. Сохатый? Дайте парню вспомнить откуда у него в знакомых взялись лоси и с чего они взяли, что Том принимает постояльцев. О боже, как что-то можно вспомнить, когда это рыжее чудо таранит дверью его коляску. Вы можете себе представить какого размера были у Тома глаза?
- Прекр... - вставить слово не представлялось возможным, а тут еще эта Джерри, как он понял ее зовут, стукнула дверью особенно сильно, так что бедный парень покачнулся на своих четырех. К счастью, после этого девушка угомонилась. Том глубоко вздохнул, расслабляя руки, что намертво вцепились в подлокотники при качке.
- Ладно, Джерри, заходи, - получившая свободу дверь неторопливо распахнулась, а к сумкам подлетел пес, принявшись их обнюхивать со всех сторон.
- Помоешь моего пса, - будто это и есть условие проживания в его доме. Чаппи по команде вцепился зубами в ручку чемодана на колесиках и потащил его к лестнице.
Это же то,чего так хотели его родители, чтобы он жил не один. В то же время это не сиделка, а просто сожительница со своей жизнью и заботами. И как это он сам не догадался, что можно сдать кому-нибудь комнату. Слишком хотел жить в гордом одиночестве. А желание разделаться с надзирателями все-таки сильнее.
- Второй этаж, дверь направо - там можешь пристроиться, твой туалет рядом. Кухня здесь,  там моя комната, можешь стучаться, если... хотя нет, лучше  не надо, - хотя бы собственную спальню оградить от неуемной энергии девушки и сохранить, как место гордого одиночества.
Закончив указывать направления в доме, Том кивнул на пса, отчаянно пытавшегося втащить нелегкий чемодан на лестницу, приспособив для одного колеса пандус для коляски.
- А его зовут Чаппи. 
Том бросился закрывать входную дверь, и это, поверьте, выглядело как чудеса маневренности. Объехать дверь с другой стороны, развернуться, одновременно подтолкнув дверь колесом, вернуться на сторону замка, подкатив поближе, закрыть. На все это ушло всего несколько секунд. И Том еще успел оглядеть улицу на предмет пиццы.
- Если ты хочешь есть, то придется подождать, пока привезут пиццу, или сбегать в магазин, - добродушно улыбнулся парень, осматривая гостиную, чтобы... вон, вон, что делает диванная подушка под диваном? Он быстренько исправил это безобразие. - А если поподробней, откуда ты и надолго в этом городе?

Томас МакДауэлл

0

6

26.11.2012 - 02.12.2012

Женщина устало вздохнула и покачала головой. Ну, что за детский сад? Горничная так старательно "разглядывала" что угодно, кроме Норы, что невольно хотелось расхохотаться - давненько за Блэк не следили с такой неуклюжестью. Понабирают всякий сброд, а постояльцам потом мучиться. Поморщившись, Ленора направилась к выходу из номера - не помешало бы проветриться. А то дела всё, да дела...
Проходя мимо ставшей излишне трудолюбивой  прислуги, женщина чуть наклонилась. Губы женщины не шевелились, но Магда отчётливо услышала насмешливый голос. Дёрнувшись, девушка растерянно посмотрела в след уже ушедшей постоялице.
- Знаешь, постарайся в следующий раз хотя бы сделать вид, что убираешься. Может быть, поверю.
Магия всегда оставляет свой неизгладимый отпечаток, особенно заметно это с годами - порою "творить" так же просто, как дышать. Ленора погрязла в этом мире уже давненько, но всё же каждый раз умилялась, видя изменения в поведении "людей". Не обычных, естественно. Магов, ведунов, волшебников, колдунов... ох, как же их только не называли! Иногда женщина устраивалась в церковь и наблюдала за тем, как развращённые властью "служители" стригут доверчивых граждан. Сама она предпочитала молчать. Некоторые стереотипы прилипают намертво.
В холле Нору уже ждали - взъерошенный, нервный консъерж всучил ей совсем замызганную бумажку и почти бегом направился куда-то далеко. Только пятки и сверкали. Подняв глаза к потолку, женщина фыркнула - есть вежь такая народная мудрость: "любопытство не порок, а..." большие, очень большие неприятности.
- Неторопливо развернув лист, Блэк вздохнула - что же за наказания. Раз в пятьдесят лет решишь отдохнуть, сходить в спа, по магазинам, а тут... "Что за трудолюбивые подростки пошли! Совсем Морган распустил своего щенка!"
Путь до парка не занял и получаса. Погода была прекрасная.
- Принцесса была ужасная. А может, всё было совсем наоборот? - насмешливо ухмыльнувшись, Нора остановилась, наблюдая за Кевином. Подходить не хотелось. Очень. Но выбора явно не было.
- Знаешь, ты иногда поразительно не вовремя появляешься. Когда Морган успел пронюхать обо всём? Я ответ Абигейл ещё не отправила, - остановившись в дух шагах от парня, Ленора нетерпеливо откинула с лица завивающуюся прядку. Делать причёску в спа - верх глупости, жаль, поход накрылся. Ни одно заклинание не подарит такого волшебного эффекта. Нетерпеливо пройдясь рукой по волосам, женщина выпрямила упрямые кудри. Вокруг людей не было, как удобно.
"А ведь скоро эта копна опять прицепится. Нью-Салем, заранее ненавижу."

Ленора Блэк

0

7

03.12.2012 - 09.12.2012

- Ча... - был ли смысл поправлять девушку?  Вряд ли она услышит и прислушается к поправке. Потому Том прервал себя и просто улыбнулся. Лучше послушать занимательную историю о свалившейся на него девушке. Из всего сказанного следовало, что Джерри будет обитать здесь до осени, после чего переберется в колледж. И даже сейчас она будет хотя бы какую-то часть дня отсутствовать на работе. Все не так страшно, как могло бы показаться, глядя на огненную копну волос и не менее пылкий энтузиазм. Сохатый или горбатый - это знакомый по колледжу, не такой уж и знакомый на самом деле, учитывая, что Том на дистанционном обучении и заявляется в колледж крайне редко. Он знает его больше через друга, с которым поддерживает более тесную связь. И про то, что этот уже Щуплый работает тут же, Том также знал через друга, но это приближение местонахождения щуплого к дому Тому не сильно сблизило их отношения. Что было тому причиной? Да просто как-то не сходились по времени.
Итак, после всего этого рассказа Джерри исчезла вместе с псом в ванной. Даже не вериться, что Том избавился от этой участи. А тут и пиццу привезли. Да, их было две. К сожалению, не три, но возможно, они и две нормально поделят. Под приглушенные визги и лай парень, разместил одну пиццу на столе, другую на диване. Обычно вторая пицца ставилась на пол в месте отсутствия ковра, то есть на кухне, но в этот раз он отделил от своей пиццы ( почему-то он был уверен, что Джерри схватится за пиццу, расположившуюся на диване) треть и оставил их в привычном для пса месте на оторванной крышке.
- Нет-нет-нет, ты должна была ветереть его лучше! - Том выставил руки перед собой, но мерзкая псина, пробежавшись по ковру, вскочил передними лапами на колени парню и лизнул щеку. А после еще и отряхнулся, обдав парня фонтаном брызг.
- Ты не можешь оставить меня сухим, да? - без тени злости, как ни странно, спросил Том, вытирая лицо.? Все-таки пес его друг, а это чудаковатая девчонка значительно поднимает настроение. Тем временем Чаппи учуял запах пиццы и удрал на кухню.
- Привезли, а дверь направо, - рассмеявгъшись, кивнул Том на прикрытую полотенцом пиццу и исчез следом за псом. Вскоре он вернулся, везя в авоське на ручке коляски пару баночек колы. Они слегка постукивали по колесу. - Горячих напитков тоже нет, увы. Приятного аппетита.
Том пристроился к столу, передав одну банку девушке, и вдохновенно схватился за свои две трети.
- Я собирался в магазин попозже. Кстати, ты наверно лучше погуляй это время, я не представляю тебя одну в четырех стенах. Но не со мной!

Томас МакДауэлл

0

8

10.12.2012 - 16.12.2012

Сложно придумать более нелепую ситуацию, чем ту, в которой планируешь совершить сложную аферу по конфискации жилого имущества только по той причине, что с этим имуществом связывают не самые приятные, но все же, воспоминания. Если бы Джер хотел переехать сюда или как-то использовать дом в своих целях, то это действие было бы частично оправдано, но, вот в чем дело, дом ему был не нужен. Совсем. Мужчина просто хотел, чтобы он никому не достался  и вовсе не по той причине, что осквернилась бы память о девочке. Отнюдь, здесь уже побывало не мало жильцов, после того, как обнаружили останки Лиз. Так что получалось... В этот раз без мотивации? Нет, так не должно быть. Ричардс усмехнулся, подумав о том, что его помощник готов сейчас вывернуться наизнанку, чтобы найти хоть какую-то зацепку, а сам он сидит, развалившись в кресле, далекого от той комфортной мебели, которой обставлен его собственный коттедж, и придумывает причину, зачем все это нужно. Джер был более чем уверен, что уже к вечеру у него в руках будет папка с досье и компроматом и ему не придется лично объясняться с главой семейства, предлагая тому более комфортабельные условия или как-то мотивируя свои требования отказаться от дома. Достаточно будет просто передать ту самую злосчастную папку шерифу и вопрос на время будет улажен. Нет, причина нужна была не для кого-то, а лично ему -  человеку, никогда не совершающего необдуманных поступков.
Мэр взглянул на наручные часы - время обеда, офис наверняка радует своей стерильностью на предмет рабочей силы, он никогда не требовал от подчиненных подобных жертв. А сам? Это часть его характера, и все кто знал Джеральда Ричардса, успели к этому привыкнуть - мужчина никогда не прерывался на перерывы во время работы. Но мало кто мог догадаться, что в этом черством, циничном человеке может быть что-нибудь, помимо надменности и отсутствия сожаления - он никогда и никого не пускал к себе в душу, не позволял узнать себя с другой стороны. Почти никого.
«- Пап, это тебе...
- Элизабет, где отчет за 4й квартал? Я оставил его где-то на столе в гостиной.
- Нас сегодня научили делать розочки из бумаги!
- Очень хорошо, но мне нужен... Ты сделала этот цветок из тех листов, что лежали на столе? Лиз... Очень красиво.»
Или вот, Джер с удовольствием вспомнил еще одну историю. С удовольствием, потому что эти моменты  были своеобразными яркими красками на сером холсте его жизни.
«- Я на совещании. Что-то срочное?
- Пап, это я.
- Лиз? Ты взяла телефон у мамы... Хм, я и раньше ей говорил, у нас не по годам развитая малышка.
- Пап, ну тебя же все слышат там!»
Мужчина покачал головой, выбрасывая из головы образ девочки, посмотрев куда-то в сторону, но она никуда не исчезла.  Наоборот, продолжала смотреть на него своим невинным чистым взглядом, немного робко, снизу вверх. Скорее всего, он слишком явно ее себе представил, что и вызвало эти галлюцинации. Именно так и было, как иначе? Не может же мертвая дочь - да, именно дочь, и никаких прилагательных вроде "приемная", - сидеть напротив него чуть в стороне в таком же потрепанном кресле, как и его собственное. Джеральду ли не знать, что прошлое всегда остается в прошлом и мертвые не воскресают по желанию. Он устало перевел взгляд в сторону, останавливая его на голой стене напротив, тем не менее, продолжая думать о девочке.
- Знаешь, - детский голосок казался таким реальным, почти настоящим, - Мое сердце уже не болит. Оно вообще больше не болит... папа...
"Каждый день я мечтал услышать эти слова, милая. Каждый день, но только, чтобы ты сообщила об этом, как всегда, ворвавшись в кабинет, с улыбкой и с блестящими от радости глазами" - мелькнуло в голове. Это была правда. Так странно разговаривать с самим с собой, пусть даже мысленно, и представлять, будто говоришь с ней.
- Ты сможешь тут задержаться? Пожалуйста, - никуда Лиз не исчезла, продолжая все так же сидеть напротив и всматриваться с какой-то затаенной внутри нее надеждой. Может ли фантазия так реально оживлять мысли? Джеральд в этом сомневался, как сомневался и в том, что это настоящие галлюцинации, а не дочь перед ним.
- Что черт возьми здесь происходит? - снова обратился он к ней, но уже вслух.  Внешне Ричардс не изменился в лице, только руки сильнее сжали подлокотники, выдавая волнение, а голос стал слегка хриплым. - Я не сошел с ума. И ты не можешь сидеть здесь, Элизабет.
В последнем Джер уже не был так уверен. Уж не помутился ли рассудок или может это наказание за все проступки в прошлом? Как знать, сейчас он не мог знать этого наверняка, но в самое ближайшее время был намерен выяснить, что же все-таки происходит.

Джеральд К. Ричардс

0

9

17.12.12 - 23.12.12

- Да не за что, я же не злобный и вредный старикашка. Хотя иногда могу быть на него похож, - Том улыбнулся, запихнув в рот очередной кусочек пиццы. Вполне возможно, что это даже правда, но парню сложно судить, не видя свое поведение со стороны. А вот сейчас ему хотелось возразить, чтобы Джерри не кормила здесь пса, потому как аккуратно есть - это не про таких чавкающих тварей. Но ладно уж, пускай получше сдружится с псиной, никогда не мешает.
- Нет-нет. Просто потому что я сам справлюсь, да. Но спасибо за предложение, - последние слова он добавил довольно поспешно, будто испугался, что его примут за капризного человека, которому не дай бог удосужишься помочь. Хотя это уж точно правда. Иначе бы сидел он сейчас в Су-Фолсе с родителями.
- Можешь убраться, если хочешь, но я подумал, что ты только приехала, и это будет не очень удобно. Тебе, наверно, надо отдохнуть.
Ну и что, что она электровеник, это еще не значит, что можно забыть все человеческие приличия и заставить девушку убираться прямо с дороги. Да и не такой у них и беспорядок. Ну да, некоторые вещи валяются не на своих местах, но в целом очень даже ничего. Бывало и хуже. И чтобы не наступило это "хуже", опустошенную коробку от пиццы надо стащить в мусорку. Чем Том и занялся в следующую секунду.
- Не надо извиняться, напротив, я начинаю думать, что веселые соседи - то ,чего мне не хватало, правда. - честно говоря это извинение немного удивило, да и нельзя было не заметить, что девушка слегка поутихла. Это хорошая весть, значит, в ней есть не только энергия, но и разум, способный, если что, эту энергию унять. Что уж говорить о том, что спокойствие придавало девушке отдельный шарм. Даже с набитым ртом. Но это только на время, а потом опять... Да и не в положении Тома заглядываться на девушек. Но он может побыть еще немного дружелюбным хозяином. Парень потянулся забрать и коробку Джерри, чтобы выкинуть.
- В любом случае, я не советую тебе пытаться убраться там, страшная вещь, - он указал в сторону своей комнаты и потащил картонку.

Томас МакДауэлл

0

10

24.12.12 - 30.12.12

Настроение начинало плавно подниматься вверх и этот городок, который на первый взгляд казался тюрьмой, после Нью Йорка, становился не таким уж и плохим. Хотя... По одному ведь жителю, который жителем и не является толком, судить то нельзя?
У нее появился первый знакомый! Ура! И это почти спустя час после переезда. Родственники, зная, как Зои трудно заводит новые связи - никогда не советовали с кем ей дружить. Последняя просьба бабули передать фрукты во-о-он той девочке за соседним столиком и поиграть с ней закончилась слезами, порванными коленками и шишкой на лбу, куда пришелся удар. А ударили ее куклой...
- Если бы я сама знала, - фыркнула себе под нос брюнетка. Она не садилась обратно за стол, с интересом разглядывая молодого человека. Как сказала ее знакомая - "Дааа, Зои, ты деградируешь, общаешься с простым официантом, когда можно было пофлиртовать с администратором и получить выпивку за счет заведения". - Понимает... Можно на "ты"? - ей было неудобно- парень явно был младше ее. - Я тут всего лишь несколько часов и даже  не знаю, где находится мой дом. - Господи, это же ненормально звучит! - Хотя у меня есть карта, - последнюю фразу она явно поспешила добавить, чтобы Эдди не счел ее сумасшедшей.
- Я подожду... Можно мне еще кофе? - предстояло долгое и утомительное ожидание. Одно радовало - на телефоне был недосмотренный фильм, которым можно было убить время.

Зои Фокс

0

11

31.12.12 - 06.01.13

Десять минут, двадцать, пол часа... Похоже ее основательно подставили с этим интервью, а ведь порядочные люди обычно предупреждают о том, что задержатся. Хотя бы через редактора. В любом случае какие-то контакты у горе журналиста, так и не явившегося на встречу, должны были быть. Впрочем, наличие контактов не означало наличие здравого смысла или вообще хоть какого-нибудь смысла.
Алисе наскучило даже созерцать происходящее в кафе: смену посетителей, бегающего с мишурой мужчина, несчастный случай с чьей-то сумочкой, бегающих туда сюда официантки. Не радовали и прохожие за окном, просто потому что их было ничтожно мало. Хотя когда последний раз ее вообще что-то радовало в похмельное утро? Разве что... Да впрочем нет, никогда.
В очередной раз звякнул колокольчик, обращая внимание персонала кафе на нового посетителя. Этого паренька Алиса видела несколько раз на улицах города. В Нью-Салеме вообще было очень сложно остаться не замеченным, так или иначе, но пару раз ты столкнешься со всеми его жителями и многих будешь узнавать в лицо. Единственным разнообразием американского захолустья были приезжие, которых в последние годы было на удивление много. И ведь внятного объяснения тому, что они здесь забыли мисс Кинг найти не могла. Хотя про нее ведь можно было сказать тоже самое.
В целом испорченный день обещал и дальше идти своим чередом, вяло сменяя день вечером, а вечер лениво бы перетек в ночь. Ждать чего-то от 19го июля не стоило, именно так решила писательница, закидывая телефон в сумочку и уже было поднимаясь со своего места.
Она бы и вышла из прохладного и в общем-то уютного местечка в жаркий летний денек, вот только Судьба в облике выстрела и четверых мужчин распорядилась иначе и мисс Кинг опустилась обратно на стул.
Кафе от паники удержал суровый голос, приказавший сидеть смирно. Но кто-то из девиц, то ли официантка, то ли посетительница кафе, увидев медленно растекающуюся во все стороны кровь завизжала.
Эрика недовольно сморщила носик. Всегда найдется кто-то, кто будет визжать, если открыть стрельбу по людям. Что за народ, право слово. Женщина хмыкнула, откинувшись на спинку стула и разглядывая нелепо раскинутые в сторону ноги мальчишки, а больше ничего разглядеть и не удавалось из-за нагромождения столиков и стульев. Нелепая смерть. Нелепая и некрасивая.
- Давай сюда свою трубку! – прозвучало где-то над ухом, выводя Кинг из подобия транса, в состояние которого ее вгонял один только запах крови. Удивительно, но среди аппетитных запахов еды, для нее выбивался только запах Смерти. Ей нравилось.
Женщина подняла глаза на грабителя, ну или убийцу, ей в сущности было все равно, и, молча растегнув сумочку, протянула телефон с таким видом, будто делает мужчине самое значимое в его жизни одолжение. Алиса, конечно, будет ругаться, но Эрика здраво рассудила, что за пулю промеж глаз ненавистная писательница по головке тоже не погладит.
- Кушайте на здоровье, - прокомментировала женщина и подперла рукой щеку, потеряв к грабителю всяческий интерес.

Алиса Кинг

0

12

07.01.13 - 13.01.13

Грабитель угрожал, Эрика скучала. Не то чтобы ей частенько приходилось оказываться заложницей в каком-то невнятном кафе, да и пистолетом в нее тыкали не так уж часто (хотя, если хорошенько задуматься, то пушкой ей не угрожали никогда, ей вообще не угрожали), но прилива адреналина как-то не ощущалось. Даже не намека на тревогу. Может быть оттого, что Эрика слишком привыкла к тому, что обычно все наоборот и это она стоит над своими жертвами, наблюдая за каждым, даже самым мельчайшим, изменением? Ей нравилось смотреть как жизнь медленно покидает их тела, в такие моменты невольно поверишь в существование души, нехотя покидающую в общем-то ничего не значащую оболочку, чтобы отправиться... куда? В сущности Эрике было все равно, но ей казалось, что ей никогда не надоест смотреть. Было в этом что-то и чертовски интимное и возбуждающее, в сведенных судорогой лицах, в резком аромате крови. Но между прекрасным и отвратительным к сожалению была слишком тонкая грань и как жаль, что нельзя было продлить прекрасный момент увядания. Она могла растягивать их мучения, дольше держать в живых, но это было бы уже не тем, не так правильно.
Девушка едва не расплылась в мечтательной улыбке. Эрика откинулась на спинку стула, чтобы еще раз окинуть взглядом тело мальчишки, выразительно изогнула бровь, перевела взгляд на стоявшего рядом мужчину и широко улыбнулась. Хотя взгляд по-прежнему оставался таким же цепким, внимательным ко всем деталям.
- Конечно, здоровяк,  - кивнула мисс Грей. – Только шеф сказал, что я теперь заложница. У меня иммунитет, правда здорово?
Эрика старалась говорить достаточно тихо, чтобы слова мог расслышать только мужчина. Ни к чему посетителям кафе знать о ее маленьком «сумасшествии».
«Интересно, а может ли у меня быть свое собственное психическое расстройство, если я – психическое расстройство Алисы?»
Мысль показалась Эрике настолько захватывающий, что она тут же потеряла всяческий интерес ко всему остальному: грабителям, убитому мальчишке, чьим-то нервным всхлипам...
Обязательно нужно спросить Ирсена, он точно знает! Воодушевленная этим в общем-то нехитрым и вполне себе разумеющимся выводом, девушка вскочила со своего места с четким намерением направиться прямиком к психотерапевту. И столкнулась нос к носу с все еще стоявшим над душой грабителем.
- А... заложница, точно, - многозначительно выдала Эрика и хотела было добавить что-то еще, да только взбесившаяся пожарная сигнализация не дала.
А вот и их спасение. Ну или их сейчас всех перестреляют и сделают вид, что так и надо. Хотя именно второй вариант мисс Грей не устраивал от слова «совсем», но если все выживут, грабителям стоит потом как-нибудь передать «спасибо» смельчаку, нажавшему на кнопку, за то, что они не успели остаться с Эрикой наедине.

Алиса Кинг

0

13

14.01.13 - 20.01.13

Утренние уроки хороши тем, что, даже если очень не хочется, всё равно вытаскиваешь себя из кровати. Но намного приятнее чувствовать, когда занятие оканчивается, что впереди ещё целый ничем не занятый день.
В последнее время у Эммы редко было больше одного частного урока в день, даже выдавались иной раз выходные, которые можно было полностью посвящать себе. Только вот у фрау Хиршберг они были всегда какими-то неплодотворными: женщина давно лишилась всяческих увлечений и хобби, а коротать время, ничем конкретным не занимаясь - это трудно. Эмма не читала книг уже несколько лет, рисовать не умела никогда, а вязание и вышивание считала уделом совсем, совсем старых женщин. Хотя и её молодость была далеко позади, Эмма всё же не хотела присоединяться к благородному, но отнюдь не славному сословию старушек в пенсне, покачивающихся в кресле-качалке с рукоделием.
Сегодняшнее занятие длилось не более часа. Девятилетний мальчик, не отличавшийся ни усидчивостью, ни любовью к музицированию, не был любимым подопечным Эммы, но с ним было довольно легко. Тот редкий случай, когда фрау Хиршберг ходила к ученику на дом, а не принимала у себя: за скромную доплату она была не против немного прогуляться. Это шло на пользу особенно в такие дни - солнечные, ясные, тёплые. Эмма чувствовала себя немного неуверенно, когда открывала руки и ноги, поэтому даже летняя одежда была у неё достаточно закрытой. С любимым палантином же расстаться её бы заставило наверняка лишь глобальное потепление.
В центральном парке было не так людно, как могло бы, и Эмма не пожалела, что отправилась домой пешком через него. На тихих тенистых аллеях было совсем безлюдно, лишь изредка навстречу шли молодые мамы с колясками или парочки. На скамейке седой профессор решал шахматные этюды. На газоне расположились на пикник несколько небольших и не слишком шумных компаний. У фонтана резвились детишки, всё это сопровождалось отдалёнными, приглушёнными звуками города и доносящейся откуда-то классической музыкой.
Звуки скрипки вывели неспешно прогуливающуюся женщину к молодому исполнителю: юноша, положив перед собой футляр, вдохновенно играл... что-то. Эмма давно уже позабыла все произведения, которые не играла день за днём, раз за разом. Даже при наличии образования эрудированность фрау Хиршберг в музыке оставляла желать лучшего.
Впрочем, молодой человек играл сносно. Худой высокий мужчина, тоже, видимо, оценивший дарование, кинул ему в футляр горстку мелочи и опустился на парковую скамейку, намереваясь слушать дальше. С противоположного края присела и Эмма, положив ногу на ногу и поправив на плечах палантин. Она сначала послушает, а потом и решит, поощрять ли уличного музыканта. Кажется, сегодня она не пожалела бы немного денег.

Эмма Хиршберг

0

14

21.01.13 - 27.01.13

Дорога от Филадельфии до Нью-Салема выдалась долгая и довольно утомительная, утро, когда Грэм осматривался и устраивался в городе показалось немного сумасшедшим, и сейчас бар был самой желанной целью, несмотря на то, что там предполагалось не отдыхать, а работать. Как известно, если хочешь поймать самые сочные городские сплетни и легенды, слушай старожилов, а в маленьких городках вроде этого разговорчивые старожилы чаще всего коротают дни и вечера именно у барной стойки.
"Старая дорога" удивила Грэма. Интерьер выглядел до того продуманным, а всё вокруг казалось начищенным до такого блеска, что это напоминало скорее о чинном Бостоне, чем о глуши в Дакоте. Оживлённая и ухоженная северная часть города уже навела Карлайла на мысль, что изначально у него сложилось не вполне правильное представление о Нью-Салеме, теперь это подозрение только подтвердилось.
Грэм устроился за стойкой, спросил кружку пива и стал прислушиваться к разговорам. Из того, что говорили, он вынес немногое: в городе в последнее время многовато приезжих, давно так не было; возможно, это неспроста, и Нью-Салем скоро станет туристическим центром, потому как, если присмотреться, здесь есть, что показать, а, возможно людей сюда просто тянет какая-то чертовщина. Услышав последнюю фразу, Карлайл вскинул голову, как лошадь при звуках боевой трубы, выудил из кармана ветровки диктофон и, недолго думая, пристал с расспросами к двум мирным забулдыгам преклонных лет.
Грэм, как мог старательно, играл роль нью-йоркского писателя, который пишет об американской провинции и городских легендах, и "очень наслышан о тайнах Нью-Салема". Столичный гастролёр был полон живейшего интереса, льстил тем, "кого явно можно отнести к числу отцов города", и утверждал, что обращается с вопросами к ним потому, что никто другой не может знать о здешних делах больше. Грэм услышал не одну причудивую и яркую небылицу о доме-убийце, пару заверений в том, что по городу наверняка бродят полтергейсты, сделанных пониженным до шёпота голосом, и даже пророчество о том, как проклятие дома ещё скажется на судьбе Нью-Салема. Рассказы звучали поэтично, но ничего нового к полезной информации не добавляли, и Грэм попытался развить успех, расспросив собеседников о давних делах и забытом городе Меласе. Тут его ждала неудача: старики то ли не знали настолько давних историй, то ли считали их слишком мрачной темой для обсуждения. Разговор угас сам собой, собеседники несколько прохладно распрощались с приезжим и отправились восвояси, и Карлайл выключил диктофон.
Ничего полезного и нового он пока не узнал, оставалось подосадовать на собственную нерадивость, а потом или отправляться на разведку с имеющейся информацией, или попробовать поосаждать вопросами бармена.
- Ещё пива, пожалуйста, - Грэм поднял руку, привлекая к себе внимание, потом откинулся на спинку стула.
Посетителей в баре в столь раннее время было немного, но, если присмотреться, кое-кто мог бы стать потенциальной жертвой "интервью".

Грэхем Карлайл

0

15

28.01.13 - 03.02.13

В этом доме Адам провел большую часть последних десяти лет и знал его наизусть. Спуститься по лестнице, повернуть направо – три шага вперед, и по привычке повести плечом, будто боясь задеть стену. Несуществующую уже стену, которая в детстве наставила ему множество синяков. Когда-то она разделяла столовую и гостиную, но потом Адам вырос - либо родители решили, что обедать без телевизора стало неинтересно.
Его отец любил большие перемены. А Адам ненавидел ремонты, как ненавидел пыль, грязь, мусор и хаос. Но стены уже не было, а привычка – осталась. Даже сейчас, спустя столько лет.
Дом человека, добровольно сделавшего себя затворником, невольно представляется прохожему как лачуга со скрипящими полами и задернутыми шторами, всюду царит дряхлость и запустение. Это был не тот случай. Адам Купер отполировал свой дом дочиста, стерев всякий намек на уют – он был разве что в детской комнате, куда доступ отцу был ограничен: все-таки это был не его мир. Даже в столярной мастерской стружка не падала на пол без причины, а разве для Адама существовала причина, по которой на полу мог бы лежать мусор?
Он постарался стереть с этого дома всю индивидуальность, будто стирал личности людей, когда-то живших в нем. Его можно было бы понять, но понимать было некому; Ева слишком мала, чтобы знать, но слишком взрослая, чтобы помнить. А ведь действительно – ее воспоминания о матери были на удивление скудны.
Другой его привычкой было хмуриться. Брови сдвигались, стоило Адаму проснуться поутру, и между ними уже пролегла глубокая морщина, одна она добавляла с десяток лет. Или около того.
Итак, спуститься, направо, три шага вперед, поворот плечом – он уже в гостиной. В воздухе – слабый привкус полироли, на узком столе за диваном двумя идеально симметричными стопками лежат книги: в правой – учебники Евы, в левой – нон-фикшн Адама, преимущественно юридический.
В руках у Адама был ноутбук – он собирался поработать, пока Ева гуляет. Поэтому и удивился несколько минут назад, услышав входную дверь. Если что-то и может заставить ребенка летним днем сидеть дома, так это явно нечто, о чем родителям стоит волноваться.
- Ева, что-то случилось? – в гостиной ее не было, и он подошел к столу и положил ноутбук. Ровно между стопками книг. На одинаковом расстоянии от каждой. Ноутбук лежал и всем своим видом заявлял, что он – на своем месте.
Ответа от дочери не было, и Адам нахмурился еще сильнее. Он пошел на кухню, где и увидел девочку. Ева была в школьной форме. С чего бы это?
- Зачем ты достала форму? Ни за что не поверю, что соскучилась, - рот перекосило – так он улыбался. Но оскал медленно сполз, а сам Адам сразу забыл о своем намерении поработать. Застыв в дверном проеме, сжав ладонью деревянный косяк, он удивленно и обезоружено смотрел на девочку, которую сначала принял за свою дочь. И немудрено: как она была похожа на Еву, даже возраст тот же. Глаза, черты лица… Неуловимые признаки, которые мы видим  так явственно, если человек нам дорог.
Адам растерялся, а растерянность в свою очередь обозлила его.
Не хватало только, чтоб соседские дети стали забираться в мой дом. – Мысль о том, что это могла оказаться просто подружка Евы, не пришла ему в голову. Ева не приводила подружек домой. Адам не запрещал, но дети сами не хотели приходить – или не задерживались надолго.
- Уходи отсюда, девочка, и поживее, пока не начались неприятности.
Он угрюмо смотрел на нее. Нужно было прогнать ее как можно быстрее и избавиться от этого пугающего чувства – смотреть на нее и видеть Еву. И видеть Абигейл.
Но как такое возможно? Как она может быть так похожа?
Сердце билось где-то на уровне горла, и ему стало физически нехорошо – будто резко поднялся, отчего закружилась голова. Адам никогда не был впечатлительным. От этого нужно было избавиться.
- Убирайся, - добавил он, не сводя с девочки внимательного взгляда. А нужно было сказать совсем другое. Кто ты такая?

Адам Купер

0

16

04.02.13 - 10.02.13

Не смотря ни на что, Мертон был рад видеть брата. Он чувствовал его взгляд, прожигающий и заставляющий вспоминать, где же ты так провинился, перед которым ломались многие. Но он слишком к этому привык. У него уже давно был выработан иммунитет против этого пронзающего и переворачивающего наизнанку душу взгляда. Он просто стоял и улыбался, спокойно снося безмолвные упреки. И брат имел полное право на все, что сейчас делал. Вот только и он сам имел полное  право обижаться и негодовать. Но как-то так завелось, что слишком долго Мертон обижаться не умел и всегда первый шел на мировую со своим упрямым братом. И если бы они были наедине то, уже давно бы он попросил прощение. Пожалуй, главное различие в них в этом и состояло. Мертон умел признавать свои шибки, он умел и не боялся просить прощение. Хотя этот разговор должен был состояться гораздо раньше, максимум на следующий день после их ссоры, но судьба отложила его на целых двадцать лет. Вполне возможно, что это время им было дано что бы они смогли понять, что ближе них, уже никого и никогда не будет. Что они единственные родные остались друг друга и научились мириться со своим характером и идти на компромиссы. Тогда он был слишком юным, что бы понимать всю глубину слова брат. Он казался ему вторым отцом, и не раз Мертон повторял, что Джеральд никогда не заменит ему отца, что он не такой. Но он ошибался. Джеральд впитал в себя все, что было в их отце, он был его копией, как характером, так и внешне. Но в вечном ворохе поучений и нотаций, когда в тебе горит огонь юношеского максимализма и ты готов идти против всего света, отстаивая свою правду это слишком трудно понять. Все как-то смазано и кажется, что все против тебя и не зависимо от своего желания ты протестуешь. Он не был бунтарем, но видимо каждый взрослеет по своему и каждому требуется свой срок на это. Ему потребовалось слишком много времени что бы осознать в чем его вина в той ссоре и найти в себе мужество вернуться обратно в родной город. Извинять всегда трудно, особенно когда ты знаешь, что каждое слово будет приниматься в штыки и выворачиваться не в твою пользу. Но ради этого он сюда вернулся. И сейчас просто ненавидел себя за то, что струсил. За то, что снова вернулся в тот момент и не смог повести себя по-взрослому и зайти к брату и просто сказать ему короткое, но искренние прости. Все совершают ошибки и не по разу в своей жизни, и только в его руках сейчас была возможность все исправить.
- Клоун сам приехал, с повинной.
Он пожал плечами смотря на брата. Совершенно спокойно выдерживая его взгляд. Не поведя не бровью. Ни один мускул не дрогнул, продолжая все так же заглядывать в глаза Джеральда. Так когда-то смотрел на него отец, когда он первый раз подрался. Не было злости, только холод, какая-то разочарованность и не желание верить, что его сын мог так поступить. И это бесило еще больше. Лучше бы наорал, ударил, но только не холодное равнодушие. Это ранило еще больше. Он помнил эмоции, когда был мальчишкой и сейчас испытывал то же самое. Но сдаваться он был не намерен. В ситуации всегда виноваты двое, и тоже имеет полное право быть обиженным.
- Ошибаешься, очень сильно ошибаешься.
Он отвел взгляд, уже с теплотой рассматривая Джейн. Жена старшего брата, стала для него сестренкой и отдушиной. Пока они жили вместе, именно эта девушка старалась гасить все их конфликты и когда ему нужен был совет, он шел к ней. Еще совсем юная, но такая смышленая. Она сразу стала для него настоящим другом. И в свое время они не плохо покрутили из брата веревки. Но это оставалось в том далеком прошлом, дверь в которое они до сих пор не могут найти.
- Сестреныш, ну ты же знаешь все ответы на свои вопросы, ты же умная девочка. Или обязательно услышать их от меня?
Он мягко улыбнулся девушке и обнял ее. Да, он был уверен, что девушка знает все и спрашивала лишь что бы удостовериться в своих догадках. Но поднимать этот вопрос на глазах посторонних людей не хотелось совершенно. Их семейные скандалы, должны проходить за закрытыми дверьми. Это только их дело. И посвящать молодых людей абсолютно не следовало. Мертон следил за общением Джеральда и Фоксов, отмечая, как молодой человек обнял девушку за талию, видимо надеясь, произвести впечатление ее парня. Но было лишь одно но, их необычная схожесть друг с другом в которой явственно прослеживалась родственная связь и легко угадывалось, что он ее брат. Следующим шагом Реджинальда последовало заявление о том, что их отец полицейский. Хотя сам Мертон пока не слышал о новом полицейском в их городке и шериф молчал, хотя может еще не успел сообщить о том, что прибыло пополнение штата. Его взгляд снова переместился на Зои, и он продолжал не сводить с нее взгляда встав рядом с Джеральдом и облокотившись на его плечо. Ее природная красота поражала и взгляд было невозможно отвести. Но слова только вызвали новую улыбку.
- Да, Мистер Ричардс, потрудитесь объяснить девушке, почему вы считаете дом веселым.
Он хмыкнул смотря на брата девушки и слегка пожал плечам. Хотя такая опека подкупала, он даже понимал парня. Будь у него сестра, он наверное тоже бы вокруг нее вьюном крутился, лишь бы ее никто не посмел обидеть. Он уже намеривался и сам объяснить почему считает этот дом веселым. Но Реджинальд задал вопрос не в бровь, а взгляд. Улыбка мигом слетела с лица Мертона. В одну секунду от веселого мужчины не осталась и следа, его взгляд наполнился льдом и сейчас он стал безумно похож на своего брата. Ричардс продолжал сверлить парнишку взглядом, с силой сжав плече брата. Толи намереваясь держать его от глупостей, то ли собираясь держаться самому.
- Что тебе известно о Лиз ?
То, что в доме брата живет кто угодно, но только не его обожаемая племяшка, он догадывался. Пару раз он видел эту девушку, и что-то не давало ему в ней покоя. Что-то заставляло задумываться и искать ответы на возникающий вопросы.

Мертон Джей Ричардс

0

17

11.02.13 - 17.02.13


Some day you will find me
Caught beneath the landslide
In a champagne supernova
A champagne supernova
'Cause people believe that they're
Gonna get away for the summer
But you and I, we live and die
The world's still spinning round
We don't know why

Каждую ночь Винсент умирал.
Каждую ночь товарищ Грей трагически дох, оснащая своё проклятое собачье логово амбре виноградной помойки. Под бархатистые блюзовые нотки и нуарные чёрно-белые детективы на плазме он раз за разом проигрывал алкоголю, теряя честь, достоинство, деньги, координацию и пульс. Царапины в определённых местах на паркете подсказывали, где, как и сколько раз на скаку был сражён Грей. За минувшие четыре месяца жизни в Нью-Салеме к его дому дважды, сигналя и матерясь, подлетала карета неотложной помощи, после второго сеанса задорных покатушек его вознамерились ставить на учёт, после четвёртого планировались пышные похороны, для которых правдоподобность смерти фотографа была несущественна. Он задрал их, как хорёк курицу. Он задрал всех и был собою доволен.
Где-то в пряничном домике на краю Нью-Салема очнулось тело. Нарезанное полоской жалюзи в симметричные узкие прямоугольники, солнце круто, по диагонали, проникало в минималистичную гостиную, кралось через весь зал и растягивало по лакированному дереву пыльные янтарные пятна.  Рассыпчатые лучи поочерёдно поджигали изумрудный ряд пустых винных бутылок вдоль дивана из бежевой кожи, переползали к широким картонным обложкам виниловых пластинок, освежая брендовые краски на костюмах знаменитых блюзменов, чьи белоснежные улыбки вспыхивали заново, и терялись в матовых пятнах чёрного хлопкового тряпья, вуалирующего редкую мебель. Спустя четверть часа магическая солнечная геометрия коснулась и Винсента.
Взъерошенные рыжие волосы, торчавшие клоками в противоестественных направлениях, вспыхнули в копну искрящего золота. Грей недовольно поморщился, когда всем известный кролик Банни, толкавший ему первосортную дурь, вдруг утонул в алой пульсирующей пелене с олигофреническим «гыгы, what's up, doc?».
- Иисус изнурённый-затраханный…
Каждый восход солнца Грей переживал пять стадий отрицания – изумление, ярость, торг, апатия, смирение. К постапокалиптическим эмоциональным аспектам подключалась всемирная засуха и адовая головная боль.
После короткой схватки за ускользающее сновидение Вин тяжко выдохнул концентрированную смесь ацетальдегида с прочими продуктами распада алкоголя в организме и зашевелился. Дьявольски настырный жёлтый карлик продолжал припекать несостоявшегося себя-убивца, мотивирую транспортировать пафосное тело на тропу к водопою, исполненную опасностей и следов вчерашнего “ Moulin Rouge ”а в исполнении Грея, Грея и ещё раз Грея. В сатанинском еженощном кабаре Винсент феерично примерял на себя роли куртизанки, коварного Герцога, красавчика МакГрэгора, мельничных декораций, зелёной феи. Шедевр сгинул в апогее танго о блудной женщине Роксане, когда силы оставили маэстро, и он свернулся на паркете в трогательный клубочек, предварительно приложившись об него головой.
Отдавая дань любви к искусству, гений отечественной фотографии пытался прочистить горло тем, что не успел довыть вчера, а именно “You don't have to put on that red light” – должно было прозвучать с эротишной хрипотцой и зловеще, а на деле выходило, будто кто-то душил Винсента за проститутку. Споткнувшись о невысокий кафельный порожек, естественно, мизинчиком, Грей утратил остатки похмельно-сонной неги, зато обрёл голос.
Спасительная завеса душа мало-помалу возвращала истерзанное творческими муками тело к жизни, даря реальности привычные очертания, краски и запахи. Закари с наслаждением протёр веки ладонями и подставил лицо воде. Если сегодня его не вынесет на улицу даже под самым неправдоподобным предлогом, он одичает.
В следующую четверть часа Винс равнодушно печатал цепочку мокрых следов со стороны ванной комнаты под мелодичную трель скайпа. Путь белого человека обрывался рядом с импровизированным мини-баром, где Грей раздумывал над гипотетическим стаканом джин-тоника, способным настроить его на коммуникабельный лад. В конечном счёте, его утробное нежелание налаживать с кем бы то ни было прямой человеческий контакт последнюю тройку месяцев начинало походить на зачатки социофобии, а это уже клиника.  Опрокинув в себя первый стакан, Винсент соорудил второй, с тем же хладнокровием игнорируя надрывающийся ноутбук, и, закутавшись в огромное голубое полотенце с дельфинчиком, сделался похожим на ребёнка, который отказывается вылезать из кровати и переть в школу, набитую дебилами-сверстниками и истеричками-учителями. Убедив себя в неправильности происходящего, он забрался через диванный подлокотник в гнездо подушек, держа стакан высоко над головой, дабы не расплескать драгоценность и не уделаться самому, близоруко сощурился на экран.
- Барри, мой мальчик, - сипло констатировал Грей на манер дона Корлеоне, когда установилось соединение.
Интернет транслировал ему кусочек Мариэлл прямиком на дом. Фрагмент девицы, незнакомой с чувством такта и юмора, девицы, которую пару лет назад Винсент в красках и образах инструктировал, как пройти в известном направлении и там погибнуть. Но Селина упорно возвращалась обратно и требовала искусства. В конечном счёте, она превратила существование Грея в ад, и он сдался, балансируя на грани суицидальных планов и внезапно открывшейся склонности к некрофилии. Жалкий раб порядка, она названивала ему раз в три-четыре месяца, дабы осведомиться, не свинтил ли учителЪ краны.
- Вторичными половыми признаками всё так же не оборудована, - протоколируя, фотограф приложился к джин-тонику, призывно звякнув льдом. – Бестолочь, ну.

Винсент Грей

+1

18

18.02.13 - 24.02.13

Юная пара сумела навести смуту, от которой Джейн не могла отойти. Парень упомянул ее пропавшую дочь, и внутри все похолодело. Ассоциаций с Самантой даже не произошло, женщина думала лишь о своей белокурой принцессе. Она  смотрела на Реджинальда и не могла поверить, что он только, что назвал имя ее дочери. Но откуда? Может Лиз жива, и где-то в другой семье? Девочка моя…. Хотелось вцепиться в парня и не отпускать до тех пор, пока он не расскажет, где и как он познакомился с Лиз.  Хотелось задать чертовски много вопросов, но слова комом застряли в горле, более сильные духом мужчины среагировали раньше и озвучили  мысли Джей. Она лишь могла крепко вцепится в руку Джеральда, так что ноготками впилась в его ладонь и там обязательно потом останутся следы в виде полумесяцев. По переписке? Как давно это было? Когда он получил последнее письмо? Что рассказывала ему дочь? Давно ли эта переписка была? Когда она еще была с нами? Но Лизи обязательно рассказала бы мне… Она ничего не скрывала от меня. Этот человек либо врет, либо пытается проверить их реакцию и что-то вынюхать, либо это чудовищная ошибка.
Сознание пыталось подтолкнуть мысль о том, что возможно Саманта, представлялась Элизабет, как ей и было велено, и завела друга по переписке от чужого имени. Но Джейн отмахивалась от этой идеи, девушка, что за деньги играет роль ее ребенка, никогда не будет Элизабет Ричардс, и вряд ли, когда–нибудь Джейн примет ее. Больше всего ей хотелось, чтобы Лизи нашлась и Саманта вернулась к своей жизни. Конечно, миссис Ричардс было жаль девочку, которую родители буквально продали, какими бы не были их благие цели, но все же это были переживания за чужого ребенка, не своего.
Звонок мобильного разорвал беседу, ставшую похожей на допрос, а потом ребята и вовсе откланялись.
- До свидания,- всего лишь и выдавила из себя Джей, и посмотрела на мужа. Ее глаза стали насыщенного темного цвета, почти черные, так всегда происходило, если она злилась или нервничала.
- Ты дашь им просто уйти? Джери, они говорили о нашей дочери! – Джейн, хоть и понимала, что супруг не оставит этого, но нервозность ситуации, заставляла говорить подобное. Она даже забыла, что Мертон не в курсе произошедшего, и сейчас в его глазах, наверное, выглядит как наседка.
Джеральд заботливо обнял за плечи и прижал к себе. Рядом с ним все беды будто бы обходили стороной, и уже неважно было, что творится там, за пределом кольца его рук. Хотелось бы ей, и засыпать с ним вот так, но что-то супругу мешало быть с ней. Еще сегодня утром брюнетка была намерена поговорить с ним, хотелось открыться, и объяснить, как же ей не хватает их прежних отношений, в который раз побороться за них.
Атмосферу разрядил Мертон, как это всегда умел он сделать. Женщина улыбнулась такому уже взрослому шурину, который сбегал из дома молодым парнишкой, каким и оставался в ее глазах. С той же вздорной улыбкой и живым взглядом. Джей обняла Мертона, крепко вкладывая в это действие всю любовь к  братишке.
- Мы так ждали тебя домой, - не без улыбки произнесла миссис мэр, наблюдая сцену примирения двух великовозрастных мальчишек. На мгновение ей показалось, что они вновь в прошлом и эти дядьки вновь как маленькие сейчас начнут в шутку броться и смеятся на весь парк, заставляя всех завидовать такой семейности.
Вернувшись в объятия Джери, Ричардс слушала двух самых дорогих ей мужчин, тихонько посмеиваясь. Мертон делился жизнью за пределами Нью-Салема, и Джей с огорчением поняла, что  ей вновь безумно хочется хоть ненадолго покинуть родной город.

------> Центральный парк

- Милый, кажется, мы зря купили ему комплект со Спанч бобом, придется перед домом заехать в супермаркет, - они уже подходили к озеру, где провели вместе не один пикник.
- Братишка, я еще долго буду дуться, за то, что ты жил в гостинице, вместо того, чтобы приехать домой! Мне вот только интересно, как ты сумел поселиться в единственном в городе отеле, в моем попрошу заметить, так чтобы я не узнала! Говори быстро, кто тебя прикрывает в обход глаз начальства, - Джейн хитро посмотрела на Ричардса младшего, ей даже сложно было удержать серьезные нотки в голосе. На самом деле, Джейн могла знать не о каждом постояльце, а обаяние Мертона заставит любую женщину хранить его тайны, если конечно они вообще узнали их гуляку брата.
- Как же удержишь его, это же твой брат,- засмеялась Джейн. – Но, теперь ты у меня в подмоге, значит все точно наладится, - Ричардс обнимая мужа за торс, игриво поцеловала его в уголок губ, проведя кончиком носика по щеке.
Небольшое озеро простилалось на просторах Нью - Салема, радуя его обитателей прекрасным видом. Местом для пикников, рыбалок и купания. Конечно, были и трагедии связанные с этим местом, но жители, тем не менее, любили это озеро и часто устраивали праздники на его берегу. С малышкой Лизи они часто приезжали сюда и неугомонный ребенок, словно заведенная юла, бегала и крутилась по берегу, тормоша своих родителей и призывая к играм. Они не единожды здесь догоняли друг друга, потеряли не один мяч. Порой Джей казалось, что до сих пор по побережью гуляет смех и радость их семьи. Возможно, трагедию с Элизабет, она пережила бы проще, если бы они переехали, и город где каждый уголок напоминает о пропавшем ребенке остался бы в прошлом, но женщина была заперта в этом городе. Да и как же уедешь, если ее девочка может вернуться.
Вопросы Мертона о их жизни, были словно громом среди ясного неба. Нет, не неожиданными, а такими же пугающими, как если застать грозу в чистом поле. Молния била прямо в них, ведь брат не знал о том, что происходило с ними все это время.  Смех сошел на нет очень быстро, и Джейн посмотрела на супруга, словно безмолвно спрашивая с чего начать, о том, чтобы не рассказывать, не стояло и речи. Мертон не знал ни о чем, но о племяннице, не о том, как трещала по швам их Маленькая семья, ни о нападении.
- Это будет долгий разговор, нам стоит подобрать место, где будет удобнее.
Мертон принял Саманту за Лизи, значит, план Джеральда работал, но тем больнее было слышать о ней, и тем сложнее было сейчас рассказать о произошедшем.

Джейн Ричардс

0

19

04.03.13 - 10.03.13

…Экскурсия закончилась уже минут десять тому назад и теперь Ханна в одиночестве бродила по пустым комнатам второго этажа, представляя как тут всё изменится уже в самом ближайшем будущем. Ещё на лестнице девочка вспомнила напутствие брата, и в комнате Зои отныне появилась потайная дверь в Страну Чудес (это только с первого взгляда можно подумать, будто она ведёт во встроенный шкаф), в родительской спальне обнаружилось волшебное зеркало в старинной раме (правда-правда!, наверное, раньше тут жила колдунья, которой пришлось спешно съехать) и гнездо ловцов снов (в ответ на непритворное удивление мамы Лисёнок подробно рассказала о крохотных эльфах с волшебными сачками, специально предназначенными для ловли снов, и двумя шкатулками, в одну из которых те складывают хорошие сны, в другую – плохие), ну а о Тайной комнате Реджинальда Фокса и без неё уже все в семье знали. И не беда, что та комната осталась в старой квартире, Хани не сомневалась, что братик сумеет и здесь навести подобные порядки!..
Вот как раз на пороге Тайной комнаты Хани и замерла, с любопытством оглядывая кое-какую мебель, оставшуюся от прежних хозяев, и живописную гору коробок, среди которых была парочка с её именем. Быстро оглянувшись (вряд ли Редж будет так уж против, узнав о визите Лисёнка, но украдкой ведь интереснее!), девочка прошла внутрь и присела на краешек стула, чинно сложив руки на коленках. Быть может сказывалась усталость, быть может – переизбыток эмоций, но впервые за долгое время Хани не очень представляла чем себя занять. Почитать книжку? Угу, только сначала надо найти свои любимые книги в одной из сотен тысяч коробок, разбросанных по дому!.. Посмотреть телевизор? Даже если бы ей и вправду этого хотелось – с телевизором та же история, что и с книжками. Поиграть в саду? Но она ведь ещё никого не знает из соседских детей. А играть одной – это может понравиться только Энн Саммерс. Ханна дружила с Энн, им нравилось говорить о любимых сказках, а вот другие дети не любили пухленькую Энн, которая к тому же носила брекеты. Не потому ли ей так нравилось играть одной?.. Хани задумчиво почесала кончик носа – раньше подобная мысль Лисёнку в голову не приходила. Но как она могла помочь девочке сейчас в её вынужденном безделье?..
- Да никак, - вслух ответила Ханна, сползая со стула и приближаясь к шкафу. Рывком распахнула дверцы, словно надеясь застать кого-то врасплох. – Вот если только тут найдётся тайный ход!.. Ну, комната-то ведь тайная, значит вполне может… Ой!
Скуку как рукой сняло, едва Ханни взяла в руки плюшевого медведя, позабытого кем-то в углу шкафа. Мишка был старенький, потрёпанный, одного глаза у него не хватало, мягкий животик носил отчётливые следы штопки, а правая лапа так «лечения» и не дождалась… Но разве нравится могут только новые игрушки? Старые куклы Зои нравились Хани гораздо больше, ведь за ними, в отличии от магазинных «подруг», уже была какая-то история, в которую Лисёнок щедро добавляла ярких красок своей безграничной фантазии. Вот и мишка приглянулся девочке с первого взгляда. А если бабушка ещё и отремонтирует ему ногу – тогда они уж точно подружатся! В смысле, Ханни и мишка. А не бабушка. Бабушка уже слишком взрослая, чтобы дружить с игрушками!..
Вот только было одно «но»: у всякого мишки непременно должна быть хозяйка. Себя Лисёнок пока хозяйкой не считала, а других кандидатур поблизости не было (ну не Реджи ведь спрятал своего секретного друга!).
- Эй, чей это мишка? – Спросила девочка у пустоты. Подождала пару секунд, давая шанс невидимой хозяйке дать о себе знать… - Ничей? Ладно, тогда это будет мой мишка! – Решив, что все формальности соблюдены, Ханни прижала медведя к груди и поскакала прочь из комнаты. Но на пороге вдруг остановилась и обернулась…

Ханна Фокс

0


Вы здесь » FRPG: TEN YEARS. » Байки из склепа » Пост недели.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC